История

ЗАПЛАВНЕНСКОЕ СЕЛЬСКОЕ ПОСЕЛЕНИЕ 

Исторические сведения

Основание с. Заплавного относится к 1789 году, ко времени царствования Екатерины II. Первыми поселенцами были великороссы из Пензенской, Саратовской, Самарской и других губерний, прилегающих к Волге. Переселенцы прибывали небольшими группами, и по преданию, переданному от стариков-старожилов, первоначальными поселенцами считают предков, до сего времени сохранивших свои фамилии: Агарковы, Куликовы, Алексеевы, Лоранцевы, Коробовы, Клоповы, Кобозевы, Дядькины, Ченины и другие. Переселенцы прибывали в большинстве водным путем на лодках-дощаниках и частью сухопутным, степным путем, последние — из Самарской губернии.

Местность Заволжья к реке Ахтубе в то время была дика и не заселена. Степь, заросшая высокими травами и сплошными ковылями, а лиманы — густыми камышами и таволгою, была девственна и служила разгулом и прибежищем степному зверю, диким кабанам и сайгакам, разного рода птице, которой было тогда много. Покой их нарушался по временам лишь буйными ветрами и бродячим людом, беглыми солдатами 25-летней службы. Займище было отрезано от степи рекой Ахтубой, получившей свое название от татар со времени обитания в крае мамайского владычества.

Река Ахтуба имела разветвления и притоки, получила, как и теперь, исходное начало из Волги, а потому и являлась главным судоходным путем в Ахтубинскую долину. Один из рукавов Ахтубы впоследствии от обитателей нового поселка получил название Заплавка, а отсюда и сам поселок присвоил себе название городка Заплавного.

Другая часть Ахтубинской долины, называемая займище, представляла собою заливную пойму, поросшую столетним дубьем, вязом, диким кустарником и хворостом с непроходимыми камышами, не видавшими целые столетия над собой человеческой руки, была также дика и величественна, служила прибежищем зверю и птице, реки и озера — рыбе, а болота — различного рода пресмыкающимся и земноводным обитателям. Ахтубинская долина как незаселенный край принад­лежала Царицынскому округу Саратовской губернии и своей богатой природой в будущем обещала богатые перспективы, а потому в начале XVII столетия он начал манить к себе предприимчивых людей того времени.

В начале 1700 года при реке Ахтубе был основан шелковичный завод помещиком Рычковым в местности, впоследствии получившей название Безродного, а ныне Верхняя Ахтуба (в настоящее время г. Волжский. Здесь и далее — прим. редакции). Вскоре после основания завода стали заселяться и другие пункты по реке Ахтубе. Например, в бывшей столице Мамая — Цареве, а затем Пришибе, Заплавном и Средней Ахтубе. Вновь заселенные пункты стали называться городками Ахтубинских шелковичных заводов. В местности, называемой Царев, как в первое время, так и целое столетие, развалины столиц Мамая привлекали к себе своим историческим происхождением и ценными материалами, извлекаемыми из раскопок курганов древних обитателей бывшей татарской столицы. Вот в этой местности, 28 верст выше Царева, положено было основание Заплавного.

Первые поселенцы по прибытии на новое место расположились при реке, так называемой ныне Старой речки, выбрав возвышенное место у берега, положили основание новому поселку. (В настоящее время перегорожена плотиной.) Первые жилища были построены из грубо обработанного дуба, покрыты камышом, из такого же материала огораживались дворы. Устроившись на новом месте, поселенцы стали обзаводиться хозяйством, разведением крупного рогатого и мелкого скота, а также занялись свиноводством, для чего корма было в достатке.

Как истинные великороссы, одежду они носили из самотканого материала, мужчины — армяки, кафтаны, зипуны и холщовые портки, а женщины         и девушки — корсеты и полушубки, сарафаны и юбки. Головным убором служил для мужчин картуз, малахай, и лишь к возрасту жениха приобреталась войлочная шляпа высокая, цилиндрического образца, с цветной лентой, а для женщин и девушек — головные ситцевые цветные платки, под которые женщины поддевали цветные шлычки и которые, как правило, присваивались женщине в отличие от девушки.

Обувью служили лапти или поршни, окутывали ноги холщовой или суконной онучей. Валенок в то время не было.

Мужчины пожилые при кафтанах носили самотканые, из шерсти, цветные кушаки не только в холодную пору, но и в летнюю, в праздничные дни, а женщины подпоясывали юбки и сарафаны цветным поясом, с прикрепленной к нему лакомкой, расшитой узорами или собранной из цветного лоскута. Простота нравов и обычаев того времени отражалась во всей их обыденной и неприхотливой жизни.

Так прошли десятки лет, поселенцы понемногу стали обзаводиться хозяйством, у большинства хозяйство окрепло, численность домохозяев увеличилась, а тут постепенно прибывали и новые, которые стали заселять места на возвышенности, ближе к горе, отсюда и получило название Краснояровка. (Теперь Печенов Угол.) Площадь же, теперешний центр, выше не была заселена, Краснояровка была отдельной частью поселка, отрезанного проточным ериком, имеющим свое начало из реки и впадающим в озера Центральное и Кужиры и затем снова, во время половодья, впадающим в реку (протекал по ул. Воровского, назывался Глинным).

Озеро центра имело вид наполненного водой котлована, поросшего густым, непроходимым камышом, и так как в окружности населения было мало, долгое время, вплоть до начала 1800 года, служило приютом дикой птице, которая весенней порою своим криком оглушала поселок, то же самое было и в озере Кужиры. Последнее сохранило свою первобытность до осушки его в 1901 г. С годами жителей поселка стало больше, а отсюда и явилась необходимость в административном управлении, и поселок стал носить название города, во главе которого стал выборный старшина, но уездного или волостного деления еще не было.

В начале 1790 года в городке уже насчитывалось более 100 дворов, а потому и явилась необходимость в постройке церкви. В бытность старшиной городка Заглавного Семена Алексеева постройка первой церкви была закончена и указом архиепископа Астрахани и Ставрополя Никанора 8 день октября 1790 года царицынским протопопом Гавриилом Дмитриевым во имя Покрова Богородицы была освящена. Церковь была построена на погосте, на месте теперешней церкви (снесена в 1964 г.), до того еще на незаселенной площади. Начало заселения площади началось дворами первого причта. Около церкви было отведено и кладбище, знаки которого сохранились до наших дней (в 1979 году, во время половодья, сдвинуто на берег реки Ахтубы). До этого же кладбище было вблизи первоначального заселенного места, ныне находящегося в 9 районе, доселе называемом «ограда» (где сейчас аптека). При вновь построенной церкви и было начато первоначальное обучение грамоте, преподавателями которой были пономари и дьячки, преподавалась церковная азбука и заканчивалась изучением псалтыря. За этот период прошли две ревизии 1778— 1800 гг.

Развитие села: 1800—1825 годы

С начала 1800 года поселок начал оформляться, стал принимать вид села, к этому времени уже было три заселенных пункта, первоначально к реке — Краснояровка, а затем постепенно начала заселяться площадь вокруг церкви. Кроме домов причта стали заселяться дворы крестьянами, с западной стороны — Куликовым, Алексеевым, Яраскиными, Клоповыми, Засухиными и др. С северной стороны стоял дом священника, рядом с ним построены кельи монашек, последней из которых была престарелая монашка Щатова. С северной же стороны за новым кладбищем, где ныне находится школа (старое здание, сломано в 1986 г.) и пожарка (не сохранилась), были построены и первые хлебные амбары «гаммозеи». С восточной стороны — двор дьякона и пономаря, затем к концу первой четверти начавшегося столетия восточная часть была отведена под школу, а с южной стороны образовались дворы Лифановых и Лемана. В эти же годы с увеличением населения стал заселяться берег озера с северной стороны, где до сего сохранились дворы Бирюковых (где сейчас строится здание узла связи), позади которых протекал ерик Глинный. От площади постепенно начали заселяться улицы Набережная, Старобазарная (ныне Ленинградская) и Главная (ныне Советская), конечная часть которых к 1825 году была там, где ныне нардом (старое здание клуба), а в то старое время квартал, занимаемый ныне с угла магазином потребкооперации до переулка, кончающегося нардомом, были дворы с садом крестьян Арьюшкиных, на этом и заканчивалась населенная часть села.

С налаживанием жизни и хозяйства в село стали проникать торговые люди, офени-коробейники, которые и стали поставщиками мелкой галантереи, необходимой в домашнем обиходе мелочи. Офени имели свои особые наречия, для простолюдин непонятные. Коробейники-офени обходили дворы, предлагали свои товары под своеобразные торговые прибаутки и басни, таким путем и снабжалось населениекомаров и других насекомых, которыми была так богата Ахтубинская долина, то им тут же пришлось столкнуться с этими ужасными насекомыми, в летнюю пору не дававшими покоя новым жителям и их скоту, что заставляло их на ночь покидать свои жилища, выбираться на возвышенные места, на гору, при этом изобретать от них способы защиты, отсюда и пошли так называемые ныне спальные полога.

Как истинные великороссы, одежду они носили из самотканого материала, мужчины — армяки, кафтаны, зипуны и холщовые портки, а женщины и девушки — корсеты и полушубки, сарафаны и юбки. Головным убором служил для мужчин картуз, малахай, и лишь к возрасту жениха приобреталась войлочная шляпа высокая, цилиндрического образца, с цветной лентой, а для женщин и девушек — головные ситцевые цветные платки, под которые женщины поддевали цветные шлычки и которые, как правило, присваивались женщине в отличие от девушки.

Так как постоянных портных в селе в то время не было, то на осенние и зимние сезоны ежегодно приходили на пошивку одежды так называемые в старое

время швецы из Калужской губернии, которые посредством подворного обхода обшивали население. Портные-швецы считались дорогими гостями, их в дом зазывали нарасхват. Угощение и стол для них всегда готов, и население на них смотрело с уважением, считая их гораздо выше себя, всезнающими и дошлыми людьми, которые в долгие зимние вечера за работою забавляли семьи крестьян разными новостями, что они видели и слышали нового на Руси. Сказкам и басням не было конца. Швецы по окончании сезона возвращались с полученным заработком на родину, чтобы затем снова к сезону работ явиться туда, где их снова ждут желанными гостями (швейных машин не было). Не было на селе в то время и таких доморощенных кустарей-ремесленни­ков, как, например, плотники, стекольщики, мастера по изготовлению валенок и др., которые приходили также на сезонные работы из внутренних губерний.

Только что окончившаяся война 1812г. породила много героев, ко­торые поразбрелись затем по разным уголкам матушки-Руси. Так как тогда газет или какой-либо другой литературы не было, то возвратившиеся суровые герои бородинских боев передавали различные эпизоды минувшей войны, а также о том, как француз вошел в Москву, как горела Москва и как затем француз позорно из Москвы бежал, потеряв всю армию в обратном пути. За отсутствием грамотности и культуры в эти годы процветали различного рода суеверия, вера в ведьм, домовых, колдунов и различного рода сверхъестественные ви­дения, а так как в то время совершенно отсутствовала медицина, то играли в лечении большую роль знахарки всех сортов и бабки, а в пред­сказании судьбы — ворожеи.

Религиозные праздники справлялись торжественно. Духовенство было в особенном почете, при всякой, даже случайной встрече, это выражалось в низком поклоне и вставании. Канун рождественских праздников встречался в строгом посте, а молодежь - колядованием и славением. Время святок, встреча Нового года и Крещение - гаданием о будущей судьбе. В эти дни ходили по селу и ряженые. Масленица справлялась широко - гуляньем, катанием с гор и катанием вереницей на санках по селу. Пасха - игрою в яйца. Было также развито уважение к старшим. Старикам всегда предоставлялось первое и почетное место при всяких семейных торжествах, первое угощение. С постепенным развитием хозяйства зажиточная часть села стала заниматься извозом, чумача на быках, доставляя соль из озера Эльтон в Камышин, а оттуда было и присвоено официальное звание жителям села — государственные солевозы, потомки которых сохранились до сего времени, как, например, Юдины, Рыжовы и др.

В конце первой четверти 19-го столетия, с увеличением населения, находившееся в диком состоянии среди села озеро постепенно стало терять свое первоначальное лицо. В окружности стали появляться застройки. Вербы, окружающие озеро, стали входить в занятые над озером усадебные места. Камыш, заполнявший целиком озеро, стал уничтожаться. Обитавшая до того в озере, в густых его камышах находившая себе приют дикая птица, почувствовав близость человека, стала удаляться в более безопасные глухие места, а к концу 1825 г. озеро совсем очистилось, но еще богато было всякого рода рыбой. К этому времени в селе численность дворов — 227, жителей — 1692, из них мужчин — 797, женщин — 893.

 

Развитие села: 1825-1850 гг.

В 1828 году село Заплавное, как уже вполне оформленное и причисленное к административному управлению, числилось в Саратовской губернии Царицынского уезда, как и другие, к тому времени заселенные пункты Ахтубинской долины, например,     

     Пришиб, село Царевка, Средняя Ахтуба, Верхняя Ахтуба и др. В 1833 г. прошла генеральная межа, проводимая землемером Волосатовым, которая установила границу с. Заплавного и Среднего, а также Пришиба и села Царевки. Обиженное этим межеванием с. Заплавное в течение 80 лет оспаривало неправильность наделения, заводив неоднократно тяжбы со Средним, которые остались безрезультатны до наших дней. По ревизии 1833 г. межевой надел выделялся из расчета на одну душу 30 десятин. Земли удобные составляли 67155 десятин. По ревизии 1833 г. в Заплавном числилось 285 дворов с числом жителей 2432, из них мужчин — 1167 и женщин — 1265.

К этому времени и бывшие солевозы были переименованы Указом Николая I в государственных крестьян. В 1840 г. слобода Царевка переименована в уездный город Царев, а село Заплавное причислено к Царевскому уезду Пришибинской волости Астраханской губернии.

В 1833 г. прибыла первая группа переселенцев: хохлов из Харьковской и Курской губерний, в числе около 20 хозяев по фамилиям Ковалевы, Сушковы, Подколодневы,  Бурьяновы,  Гирины, Лишенковы и др., а затем из Запорожья: Еновы, Збукаревы, Наконечновы, Запорожские и др. Прибывали небольшими группами, закончив свое расселение к 1842 году. Прибывающие малороссы стали заселять пустующую часть села, отсюда вновь заселенная часть поселенцами, преимущественно малороссами, получила название хохлацкий куток (где сейчас старый гараж коллективного сельскохозяйственного предприятия), сохранив за собою название до наших дней (Хохлацкая улица у старого кладбища). Застройки,  усадьбы и хаты первых поселенцев из Малороссии в настоящем малороссийском стиле можно было наблюдать до 1890 г., и лишь в последние десятилетия прошлого века они совсем затерялись, заменив хату-мазанку с соломенной крышей и широкой трубой на русскую избу.

В 1842 г., в июне, при Агаркове Михаиле сгорела первая построенная церковь (вскоре после пожара церкви была на том же  месте  построена часовня, служба в которой справлялась до 1862 г.)- Нравы и обычаи в сравнении с прошлой четвертью века к концу второй четверти столетия несколько изменились, начал наблюдаться сдвиг к улучшению быта. Сельское хозяйство начало крепнуть, появились первые богатеи: Камышов,     Брейкины, Назаровы, Юдины и др.

А отсюда — начало развития сельской промышленности. Приходившие до сего из внутренней губернии разного рода кустари-ремесленники на сезонные работы к началу 40-х годов стали оставаться в селе на постоянное местожительства. Из Рязанской губернии появились плотники и стекольщики, из  Калужской — швецы и др. мелкие кустари. Базаров и какой-либо торговли в этот период еще  не было, но разносчиков-коробейников увеличилось, они были из Владимирской губернии.

Ближайшим торговым центром по сбыту излишков хлебных культур и завозу фабрично-заводских товаров была Дубовка, которая в то далекое время имела к себе тяготение как промышленный центр Поволжья, играя первенствующую роль перед г. Царицыном, промышленность и торговля которого были еще в самом зародыше, и все знатное того времени купечество было в Дубовке. Пароходное сообщение по Волге было еще ничтожным, нормальный путь не установлен, так как первое пароходное сообщение имеет свое начало с 1843 г. Железных дорог еще в то время не было. Товары с верховья поступали на парусных судах и плотах силами бурлачества и гребным способом. В 1847 г. заплавинцам был отведен дальний душевой надел. В это время согласно последней ревизии в Заплавном числилось 910 дворов с 2878 жителями.

К концу 40-х годов было построено и первое здание школы, на площади, где ныне развалины кирпичных стен бывшей на этом месте последней 2-классной школы, сгоревшей в 1919 г. Первая школа имела вместимость до 40 учеников. Преподавание в немногом отличалось от того, как и раньше, в первой четверти столетия. Обучение начина­лось с азбуки, и учащиеся произносили так: A3, БУКИ, ГЛАГОЛЬ, ДОБРО и т. д., изучая посредством двойных и тройных складов букв. Преподаватели в школе были также дьячки, пономари и отставные солдаты. Заканчивалось обучение псалтырем на славянском языке. Скоропись писалась так же, как и раньше, гусиным пером. Грамотеев на селе было мало, а потому в обитавшие до того в общественном сельском управлении административные лица, как, например, староста и др., были неграмотные.

Самым грамотеем значился сельский писарь, который считался самым образованным человеком на селе. Сборщики податей, как люди неграмотные, в получении надуманного сбора делали зачастую отметки данного сбора на прутьях из хвороста посредством вырезки ножом особых знаков, по которым затем и отчитывались перед писарем. Таким же порядком и крестьяне производили между собой денежные расчеты.

Деловые официальные бумаги скреплялись печатью, оттиск которой добывался через копоть, добытую на огне. В эти годы в зажиточ­ных домах впервые стали появляться сальные свечи домашнего изготовления. Уездным начальником считался городничий. Условия быта были таковы: на сходках сельских собирались только старики, которые и решали общественные вопросы, ответы давались общею сходкою. Более смелые и завсегдатаи назывались «мироедами». Пожилые и почтенные     крестьяне носили кафтаны со сборами, подпоясанными кушаком, на голове — высокую шляпу. Широкая и длинная борода считалась почетом и при выборах на общественную должность принималась во внимание.

На сходках кроме общественных дел решались зачастую и такие семейные дела, как непослушание сыном родителей, снохой свекрови. За непослушание сыном родителей допускалась кроме порицания сходкой сечка розгою в присутствии сходки. Сельским судом также представлялось право даже за мелкие преступления приговаривать к розгам. Уездным судом, кроме того, к выводу за более тяжелые преступления на эшафот. Приговоренному на эшафот прикреплялась на спине дощечка, на которой писалось, в чем заключалась  вина приговоренного, и затем выводили на показ народу.

Из-за отсутствия в селе медицинской помощи процветало пышным цветом знахарство. Колдуны и ворожеи были в чести, как и в прошлой четверти века. Газет и какой-либо литературы в селе не было. Грамотеям представлялась возможность только чтения Библии, Евангелия и Псалтыря, да случайно занесенных кем-либо из коробейников сказок про неслыханных богатырей и соловья-разбойника. В эти отдаленные годы, когда темнота царила кругом и на селе не было никакого просветительного учреждения, и получило начало сектантство, породив молокан и субботников, руководителями которых были более начитанные и смышленые люди. Сектантство того времени законом преследовалось. Простота и доверие среди крестьянства было абсолютное, этим немало пользовались различного рода проходимцы  и пройдохи, которые путем выманивания и различного рода несбыточными обещаниями получали необходимое им вознаграждение для дальнейшей их шарлатанской деятельности.

Народным развлечением служило следующее: в зимний период, в праздничные дни, при большом скоплении на улицах устраивали «кулачки», в которых участвовали все от мала до велика. Затем общераспространенная была игра в шашки (козанки), играли не только дети, но и взрослые. Осенью, зимою и до выезда на пашню молодежь в вечернее время устраивала хороводы, где под звуки песен и пляски устраивала всякие игры, бывшие в обычае того времени. Гармони или струнной музыки в то время не было. Пляски сопровождались под игру в дудки. Кроме того, молодежь веселилась на посиделках.

Так жили прадеды, так они проводили время. С наступлением же весны все, кроме стариков и больных, отъезжали в поле. Село на время замирало. С наступлением же лета жизнь в селе несколько оживлялась. В праздничные дни к концу сороковых годов стал проявляться спрос на наемный труд, который в то время расценивался так: косарь — 2,5 гривны (25 коп.) вдень и жнейка — 1,5 гривны (15 коп.).

Развитие села: 1850-1875 гг.

       В начале 50-х годов, с увеличением населения, село уже имело определенное лицо. От площади было застроено правильно несколько улиц. С западной стороны, прилегая концами к бывшему в то время ерику, проходила улица Раскина, через ерик был построен проходной мостик к только что разведенному саду Карагучева, южнее пролегала улица Рогожкина, также концами к ерику. От площади и на юг к реке — прямая улица Фетисова. Расстояние от площади до берега реки было не менее 300 м, и вся окружающая местность от площади до реки была густо заселена. К этому времени восточная часть села по направлению к Пришибу заканчивалась усадьбою с домом

Лысенкова.

В части обычаев населения особых перемен не было, обладала та же простота, как и в прошлую четверть века. Грамотность приживалась слабо. Газет и другой литературы не было. Врачебного пункта — тоже. По окончании Севастопольской войны (1853—1854 гг.) начал замечаться некоторый сдвиг по линии развития сельского хозяйства, кустарного производства и частично промышленности. В 1859 году началось заселение «гривы» (где сейчас контора коллективного сельскохозяйственного предприятия «Заплавинское»). Первым поселенцем был Назаров Н. Е., которым и была в 1863 г. построена первая ветряная «аглицкая» мельница. В 1863 г. был построен первый кирпичный завод крестьянином Камышовым. В 1861 г. с. Заплавное было переименовано в Заплавинскую волость, и первым ее волостным старшиною избран был Куликов Михаил при писаре  Проничкине — Коржиный Хвост. Помещение волостного правления было в избе на том месте, где ныне двор Каткова Григория Кондратьевича. (В начале ул. Ленинградской стоял 2-этажный дом, где потом располагалась швей­ная мастерская. Не сохранился.)

К 1861 г. относится начало еженедельного в селе базара. Первоначальные базары и до 1870 г. собирались на ул. Старобазарной (ныне Ленинградская). Съезд на базаре первое время был небольшой, преимущественно продавали товары дешевой галантереи, которую заносили коробейники и офени. К началу 60-х годов стали появляться холстовники-синелыцики, которые в базар принимали от крестьян белое полотно холста, а затем окрашивали его в разные цвета и делали набойку узоров, после чего из окрашенного набивного холста крестьяне шили рубахи и штаны. К концу 60-х годов на базар кроме холстовников стали наезжать и торговцы с красным товаром (мануфактурой), с увеличением спроса на товары, а следовательно и торгового оборота, из мелких коробейников стали выделяться купцы, которые уже имели возможность поставлять населению мануфактуру, но лавки в селе не было.

Приезд краснорядцев в базарные дни отмечался особенным праздником. В один из базарных дней 1861 г. было первое появление на селе гармоники, которая впервые заиграла на базаре, и своими до того неслыханными звуками привлекла толпы народа от мала до велика, все хотели посмотреть и послушать новоявленную диковину. В эти годы на той базарной улице появился первый кабак, на месте, где ныне дом Коншина (не сохранился). Напротив участковой больницы по ул. Ленинградской есть переулок Больничный, который ведет к берегу Ахтубы, где и стоял первый кабак. До этого времени водка завозилась из Царева со склада купца Карыби. В 1860 г. появился на селе первый самовар в доме Боготенкова. Появление самовара привлекло к немалому удивлению все село, пошли по селу разного рода толки на разные лады. Одни пророчили, что появление на столе «желтого кобеля» не к добру, другие говорили, что приближается свету конец и т. д. Когда же несчастный владелец самовара готовился пить чай, а это было в летнее время, то дом был окружен любопытными зеваками, которые долгое время, рассуждая, не отходили от окон. Вскоре за этим появился и другой самовар в доме богатея того времени Брейкина.

В 1862 г. окончена постройка церкви на месте сгоревшей в 1842 г. В 1863 г. появились в селе первые лампы, которые затем постепенно стали собою заменять сальные свечи и жирники. В богатых домах стали появляться свечи стеариновые, фабричного производства, завезенные из города мелкими торговцами, которые пришли на смену коробейникам,  

    стали в селах открывать постоянные мелочные лавочки. Первыми мелочными лавочниками в нашем селе можно считать Писканова и некую старушку по прозвищу Колокольня. Затем кроме наезда в базарные дни из соседних сел краснорядцев и холстовников стала налаживаться постоянная торговля холстом некоего Ивана Никифоровича и прибывшего из Дубовки Волкова, который и открыл небольшую лавочку с красным товаром, но последняя по каким-то причинам просуществовала недолго и закрылась.

В этот период положено начало развитию сельского хозяйства и сельской промышленности. Богатеем того времени Камышовым был построен кирпичный завод «на горе», а затем появились и другие такие заводы Юдина и Брейкина, а отсюда и начало построек зданий из кирпича. Камышов, как крупнейший промышленник того времени, в 1860 году приобрел себе дом и усадебное место у отъезжавшего из села попа, в центре близ церкви. И вскоре на месте поповского дома в 1863 году начал постройку большого двухэтажного дома из кирпича собственного завода, в низах которого и открыл первую лавку с железно-скобяными и пеньковыми товарами, дом этот ныне занят сельским Советом. В эти же годы и появилась первая лесная торговля, открытая тем же Камышовым. В 1864 г. началось первое заселение Омуровки крестьянином Прохоровым, ныне 18-й район.

К этому времени относится и постройка первых ветряных «аглицких» мельниц Назарова на гриве. Кроме построенных Камышовым на горе до этого было несколько мельниц на клетках и «байдатные» — водяные.

В 1870 г. базар был переведен с улицы на площадь. К этому времени и были построены два базарных корпуса в несколько торговых помещений, которые занимались в базарные дни приезжими торгов­цами. Год от года базары увеличивались, потребность у населения возрастала, стал появляться и спрос на продукты питания, появились торговки-скупщицы масла, яиц и других продуктов питания, их они доставляли в г. Царицын, который уже начал иметь вид города с развертывающейся промышленностью. Цены на продукты были такие: мясо — 4—5 копеек за фунт, масло сливочное — 18 копеек фунт, яйца — 8 копеек за десяток. Местного спроса на эти продукты еще не было, т. к. на селе потребителями являлись только поп да писарь. Просвещение развивалось слабо, школьная работа была в зачаточном состоянии, и лишь в 1873 году приехал первый учитель, назначенный Министерством народного просвещения. В 1870 г. открылась первая постоянная мануфактурная лавка Куприянова, и в 1871 г. — 2-я постоянная мануфактурная лавка Конякина. В 1871 г. открыт 1-й врачебно-фельдшерский участок.

С начала 1870-х годов река, до сего бывшая в крутых берегах и гораздо уже теперешней, начала изменять свое русло в сторону села, а отсюда и началось смытие берега левой стороны, в первое весеннее половодье была снесена значительная часть берега, изменив таким образом русло, имевшее до сего времени правильное направление, уклоном на село. В последующие годы, до 1875 г., из-за изменения русла реки была снесена часть Краснояровки и несколько домов, стоящих на Набережной улице у центра села.

В 1873 году свирепствовала эпидемия холеры, которая унесла около 200 жизней.

В 1872 году прошла последняя ревизия. В 1874 году из Пришиба был переведен призывной участок в с. Среднеахтубинское.

Развитие села: 1875-1900 гг.

С 1875 г. в Заплавном можно было насчитать не один десяток довольно-таки крупных крестьянских хозяйств, были уже такие хозяева, которые имели до 200 голов крупного и до 1000 шт.

скота, появились крупные посевщики хлеба на казенных участках и дальних душевых наделах. К числу крупных хозяйств можно отнести: Юдина, Камышова, Назарова, Чениных, Гирина,  Коркулокова, Конопатова, Трубачева, Ломакина и много др. Крупные сельские хозяйства обслуживала наемная рабочая сила, а отсюда год от года увеличивались требования на рабочие руки. Появилось батрачество, пастушество, последнее в большинстве обслуживали батраки-калмыки. В летний сезон на уборку сена стали приходить из внутренних губерний — Пензенской и Тамбовской, так называемые сезонные батраки-косари, которые ежегодно приходили к сенокосной поре тысячами, а затем группами от двухсот до трехсот расходились поселам Царевского уезда. Цены на рабочие дни существовали такие:  косарь-поденщик получал от 70 копеек до 1 руб. С этих годов началось усиленное строительство из кирпича зданий жилых, торговых помещений и домашних служб складского типа, а также и деревянных видных построек общественного и обывательского характера.

В 1878 г. построено было волостное правление, ныне занято школой № 2 (не сохранилось). На этом месте сейчас памятник защитникам Сталинграда), сельское училище с двумя отделениями вместимостью на 40 учеников каждое. В этом же году было построено помещение этапа и пожарка с каланчою (были расположены на месте парка и памятника участникам гражданской войны). Означенные общественные постройки были произведены при старшине Коробове Антоне. В 1878 году во вновь построенное училище была прислана первая женщина-учительница Горохова А. М.

В 1873 г., летом, со двора Яраскина Марка произошел большой пожар, во время которого с западной части площади, против церкви, сгорело несколько домов крестьян Яраскиных, Алешина, Куликова, Засухина и др. После пожара Засухин А. О. переселился на гриву, а на месте его, оставленном после пожара, Юдины Мартион и Капитон построили каменные лавки и в 1876 г. открыли мануфактурную торговлю.

В эти же годы площадь начала обстраиваться, и с южной части, на месте деревянных, крытых камышом избушек были построены из кирпича торговый корпус на четыре лавочных помещения неким пришельцем, стариком Ведерниковым И. Н., который по окончании построек был занят мелочною торговлей, и проходимцем из Владимирскойгубернии Шлуковым, и бывшим до сего швецом из Калужской губернии Лысенковым Я. К., и другими. Затем построена каменная лавка Чениным К. Ф. Корпуса к настоящему времени снесены, а Ченина лавка (не сохранилась). Стояло двухэтажное здание в районе старого моста  ныне под боком Кургановой. С этих годов торговля как мануфактурными товарами, так и мелочными и железно-скобяными стала развиваться, и в селе уже насчитывалось более десятка постоянных лавок с разными товарами.

Война с Турцией в 1877—1878 гг. окончилась благоприятно, в сторону России. В годы войны появились на селе в нескольких домах первые газеты: «Сельский вестник», «Красный крест» и журнал «Нива». С окончанием войны начался первый сдвиг в сторону культурного развития.  

Развитие села: 1901-1914 гг.

1901 год начался с работ по укреплению левого берега Ахтубы. Всем миром заготавливали в займище камыш, хворост, вязали из них щиты и плетни. Последние использовались в 

   сооружении фашин, которые закладывались камышом. К началу весеннего половодья берег был надежно укреплен. В этом же году проводились работы и по осушке озера Кужир. Ерик, соединяющий его с рекой, перегородили плотиной. С той поры озеро, ежегодно подтапливавшее десятки дворов, превратилось в безобидное болото.

1 июля 1901 года на смену частным винным лавкам пришли две казенные.

В 1902 году в Заплавном впервые открылось почтовое отделение связи.

В 1907 году открылся врачебный участок, который год спустя был переоборудован в больницу на 12 коек, где работал один врач-универсал.

В 1908 году Куликов и Востриков построили паровую вальцевую мельницу, а два года спустя такую же мельницу — Т. Б. Гирин. Ветряные мельницы за ненадобностью закрывались.

В 1908 году 20 июля в с. Заплавном открылось кредитное товарищество. Организовал и возглавил его И. Ф. Конопатов. В правление товарищества входили казначей М. Г. Коробов, К. С. Заболотников, В. Ф. Борзунов, М. Е. Борзунов и В. Е. Захаров.

В 1910 году в селе открылась аптека.

Улучшилась связь с Царицыном, откуда до города Царев ходили пассажирские пароходы «Посад Дубовка» и «Меркурий» с остановками в Верхней Ахтубе, Средней Ахтубе, Заплавном, Бахтияровке и Пришибе. Стоимость проезда время от времени снижалась. Например, цена билета за каюту 3-го класса на пароходе «Посад Дубовка» сократилась с 30 до 5 копеек. 1907—1914 годы были временем наивысшего подъема сельского хозяй­ства. В Заплавинской волости резко увеличилось поголовье крупного рогатого скота, лошадей, верблюдов, овец. Особенно удачным выдался 1913 год, когда был собран небывалый урожай зерновых и других культур.

Вводилось новое законодательство о землепользовании. Крестьяне получили право выходить из общины и свободно распоряжаться своей землей (продавать, покупать, сдавать в аренду, передавать по наследству). Перед наиболее предприимчивыми трудолюбивыми крестьянами открылся путь к обогащению. Крепкие крестьяне (кулаки) за бесценок покупали у бедняков их участки пахотной земли и сенокосов. Не управляясь с хозяйством силами членов своей семьи, они заводили домашнюю прислугу, главным образом, для ухода за детьми, и нанимали батраков, которые не имели никакой защиты от хозяев-эксплуататоров.

Рыночные цены в эти годы были таковы: корова стоила до 40, лошадь — 80—90, верблюд — 90—100, овца — 5—6 руб., баранина — 8—10, говядина — 7—8 копеек фунт (400 г), масло сливочное — 20, масло топленое — 22—25 копеек фунт, молоко — 10—15 четверть (3 литра), яйца — 10 коп. за десяток, пшеница — 80—90, рожь — 60 коп. пуд.

К вышеизложен­ному следует добавить, что к началу Первой мировой войны Заплавное представляло собой одно из самых крупных сел Царевского уезда Астраханской губернии. По числу жителей оно значительно пре­восходило уездный город Царев и лишь немного уступало Николаевской Слободе (г. Николаевск) и Пришибу (г. Ленинск).

 

Дата создания: 12.03.2013 12:54

Дата последнего изменения: 20.09.2013 08:56

На главную страницу